Линыч
Сидя на красивом холме
Чтобы не забыть. Мне тут приснился такой сон. Еду в метро, спешу в аэропорт, проезжаю станцию, на которой выходить и стою на перроне ,жду поезда, который направляется в другую сторону. Судя по всему я так и не успеваю на архиважную встречу и уже дома все думают, как меня отправить туда побыстрее(а дело было ночью). Есть варианты: либо сейчас выбегать и сломя голову на следующий самолет, либо полететь вообще только через месяц. Ясен пень же мы выбираем первое. И тут опять какая-то мутотень с подземными поездами происходит( это кошмар, мне постоянно снятся поезда. Поезда, поезда, поезда (с) А.Каренина). В результате выхожу на какой-то станции и осознаю, что никуда не тороплюсь, а на самом деле приехала в парке прогуляться. Тут появляется Человек, при виде которого я чувствую себя влюбленной и в принципе я предполагаю, кто Человек, ибо мое подсознание это подсказало, хоть и лица я не видела, было совершенно понятно. Мы идем не одни: сзади большая компания друзей , но мы впереди. Беремся за руки. Неинтересная часть(сердце полно нежности и осознания и оценивания человека, как моего дома, где я хочу жить.), ну а потом бежим к крыше, лезем на нее, там до одури высоко, крыша покатая и скользкая как черт. Я, значиться, боюсь и цепляюсь за нее всем сознанием, а Человек достает интересный такой оптический прибор, похожий на бинокль, но почему то я знала, что это ничто иное, как фотоаппарат. Он залезает на самый край этой жутко высокой и шаткой крыши и как давай рассказывать мне , как здесь хорошо, параллельно фотографируя. Расскажу немного про сам этот прибор, бог знает, откуда я так разбиралась в нем, но однако. Эта штука делала, по сути. удивительные фотографии, она будто забирала часть энергетики и атмосферы того места, которое фотографируешь, причем это очень маленькая часть, если разглядывать ее в нашем трехмерном мире, но в четырехмерном она просто обладает невиданной мощью и размерами(в ширь, в бок, в глубину, во время), не говоря уже и о других измерениях. В общем с нашим мозгом в трех координатах это выглядело так: ты запечатлеешь это на свою пленку. а взамен на картине этого места образуется белая точка. Будто не хватает пикселя, будто там. в точке, конец мира. На всяких знаменитых памятниках уже куча этих пустот, из-за чего энергетика слабеет, причем заметно. В местах, как наше было всего три пикселя.Все это , оказывается, Человек рассказывал очень увлеченно на краю крыши( а не просто я это так знала), когда я, одухотворенного его, держала за край свитера. Когда он уже сфотографировал( может он коллекционировал места, где мало пустот или где их вообще нет, где не было людей), мы стали выбираться, уже практически, но он успел только ойкнуть и мы упали и умерли. Потом я мозгом подумала: так, стоп, я же его так люблю, а ну-ка отмотаем назад: мы не упали и успешно выбрались. Мы выбрались и он попрощался со мной, очень грустно держа прибор и очень грустно задумавшись. Мне все еще надо было на этот самолет, но из-за Человека я полечу только через месяц. Больше уже никуда не хотелось мне и хотелось только с этим человеком остаться и ходить по этим не видавшим человека со страшной камерой местам. Пока что я не улетела.